Этапы, формы, модели становления и проблемы периодизации истории социальной работы

Исторические предпосылки социальной работы. Современное общество выработало специфический механизм, который — наряду с семьей, собственностью, государством и другими социальными институтами, доставшимися ему от прошлого, — обеспечивает его стабильность. Этим механизмом является социальная работа, которая понимается как профессиональная деятельность, направленная на помощь нуждающимся. Будучи современной формой социальной помощи, она возникла на основе предпосылок, сложившихся в истории культуры. К этим предпосылкам относятся различные формы социальной помощи, развивавшиеся со времен древности как на Востоке, так и на Западе.
Превращение прегоминида в современного человека, завершившееся примерно 40 тысяч лет назад, сопровождалось созданием социальных норм, которые ограничивали его половой инстинкт. Ограничение этого инстинкта означало переход от неограниченных половых отношений, называемых промискуитетом, к различным формам контроля за ними, совокупность которых составила со временем институт брака. Поскольку промискуитет предполагал борьбу за обладание половыми партнерами, его сохранение не способствовало превращению первобытного человеческого стада в общество. Таким образом, переход от промискуитета к браку косвенно свидетельствует о том, что становление первобытного общества происходило на основе коллективизма, который проявлялся в отношениях взаимопомощи между людьми.
Ограничение полового инстинкта, проявлявшееся прежде всего в запрете кровосмешения, имело своим результатом деление людей на роды, которые в силу присущей им экзогамности объединялись в племена. Что касается социальной структуры первобытного общества, то до эпохи неолита она представляла собой совокупность локальных групп, возникших на основе кровнородственных связей. Локальная группа — это коллектив охотников или собирателей, во главе которого стоял руководитель, пользовавшийся наибольшим авторитетом среди его членов. Будучи универсальной по своим функциям, она обеспечивала материальную поддержку всем тем, кто входил в ее состав. Эта поддержка выражалась в том, что каждый член группы — трудоспособен он или нет — потреблял столько, сколько ему было положено, хотя и не наравне со всеми. Очевидно, что она вытекала из уравнительного потребления, характерного для первобытного общества. Поэтому можно сказать, что возникновение социальной помощи в первобытном обществе отвечало потребностям развития группы, которая была вынуждена заботиться о тех, кто не мог прокормить себя сам.
В эпоху неолита, когда происходил переход от присваивающего хозяйства к производящему, локальные группы уступили место общинам земледельцев или скотоводов. Если локальная группа в силу бродячего образа жизни отличалась сравнительной неустойчивостью, которая постоянно грозила ей распадом, то для общины была характерна привязанность к земле, находившейся в совместном пользовании ее членов. От локальной группы община унаследовала все ее функции, к числу которых принадлежала забота о тех, кто не мог прокормить себя сам. Кроме того, общинная помощь нуждающимся дополнялась семейной, а также индивидуальной, вызванной к жизни корыстными устремлениями претендентов на власть.
Первой формой социального контроля, пришедшей на смену промискуитету, был групповой брак, при котором все мужчины одной группы могли иметь половые отношения со всеми женщинами другой. Сменивший его парный брак не служил еще основанием семьи, поскольку связанные им люди — мужчина и женщина — не имели своего хозяйства в рамках локальной группы. Возникновение семьи как малой социальной группы, основанной на браке и занимающейся хозяйственной деятельностью, произошло в эпоху неолита, которая характеризуется переходом от присвоения к производству. Этот переход стимулировал развитие производительных сил, которое привело не только к ослаблению экономической зависимости брачной пары от общины, но и к последующему превращению ее в семью. Особое положение в семье занимал ее глава, от которого требовалось быть не столько ловким добытчиком, сколько умелым организатором. Глава семьи имел многочисленные обязанности, к числу которых относилась забота о благосостоянии ее членов. Что касается его прав, то важнейшим из них была редистрибуция, представлявшая собой перераспределение имущества семьи. Обладая правом редистрибуции, глава семьи мог сделать часть этого имущества предметом дарения, которое облегчало ему доступ к выборным должностям в общине. Практика такого дарения, известного под названием «потлача», встречалась у многих народов древности, а у североамериканских индейцев она сохранялась еще до недавнего времени. Таким образом, социальная помощь, вызванная к жизни потребностями развития первобытного общества, с усложнением его социальной структуры стала рассматриваться как средство достижения власти, которая основывалась на авторитете.
На основе первобытной общины, превращавшейся из кровнородственной в соседскую, происходило становление государства, власть которого предполагала уже не только авторитет, но и силу. Начало ему было положено на Востоке, давшем миру древнейшие очаги цивилизации — Месопотамию, Египет, Индию и Китай. Основу социальной структуры древневосточного общества составляла соседская община, которая объединяла сельскохозяйственных производителей, связанных не столько родственными узами, сколько территориально. Унаследовав от первобытной общины коллективную собственность на землю, совместный труд людей и прочные связи между ними, она отличалась самодостаточностью, которая придавала ее необычайную стабильность. Эта стабильность обеспечивала защиту людей от политических потрясений, которые обрушивались на страны Древнего Востока: затрагивая только правящую верхушку, они практически не касались простого народа, сохранявшего привычный ему образ жизни.
В древности на Востоке сложился механизм социальной помощи, который не претерпел существенных изменений в последующие периоды его истории, а во многих регионах земного шара, относимых к «третьему миру», действует и сейчас. Его особенность заключалась в том, что каждый человек находился под защитой тех традиционных структур, к которым он принадлежал. Эти структуры включали в себя прежде всего семью и общину, которые традиционно помогали своим членам. С развитием товарно-денежных отношений, которые несли с собой угрозу благосостоянию людей, в число субъектов социальной помощи вошли различные корпорации, создававшиеся на профессиональной основе. Так, в Древнем Египте, который славился своими пирамидами, существовали объединения каменотесов, отличавшиеся крайней замкнутостью. Что касается государства, то его роль в осуществлении социальной помощи сводилась к сохранению ее традиционных основ, которые стали облекаться в юридическую форму. Иными словами, одним из звеньев механизма помощи нуждающимся, который сложился на Древнем Востоке, стало социальное законодательство, связанное с деятельностью государства.
Великие культуры древности, существовавшие в Месопотамии и Египте в течение нескольких тысячелетий, были названы немецким философом Ясперсом доосевыми. Их не затронул духовный процесс, который в середине I тысячелетия до н. э. привел к появлению современного человека, способного осознавать свое место в окружающем его мире. То, что человеческое сознание сделало своим предметом самое себя, стало отличительной чертой культур, существовавших в осевое время на Ближнем Востоке, а также в Индии, Китае и Греции. В это время закладывались основы мировых религий, центральное положение в которых занимали этические проблемы, связанные с поисками путей освобождения от власти внешних сил. К тем формам социальной помощи, которые были известны в доосевое время, в осевое добавилась еще одна — благотворительность, имевшая религиозную основу. Большой вклад в развитие религиозной благотворительности на Востоке внесли иудаизм, индуизм, буддизм и конфуцианство.
История западной культуры начинается с античности, сделавшей высшей ценностью человеческую свободу, основу которой составляла частная собственность. Выдвижение частной собственности на первый план в общественной жизни Древней Греции разрушало традиционный механизм социальной помощи, который оберегался государством, стоявшим над обществом. С превращением государства в инструмент господства частных собственников социальная помощь, ассоциирующаяся прежде всего с древнегреческой филантропией, приобрела классовый характер, который проявлялся в том, что значительная часть общества — рабы — была фактически лишена ее. Альтернативой классовому подходу к социальной помощи, получившему дальнейшее развитие в Древнем Риме, стало христианское понимание благотворительности как богоугодного дела, которое было универсальным по своей направленности, а не ориентировалось на ту или иную группу в обществе.
Классовый характер, приобретенный социальной помощью в античности, ограничивал ее объект только теми категориями нуждающихся, которые считались полноправными членами общества. Противоречие между потребностью в социальной помощи, которая очень остро ощущалась в начале первого тысячелетия, и ограниченными возможностями ее реализации было снято в христианстве, предложившем свое понимание благотворительности. В иудаизме необходимость помощи нуждающимся связывалась с волей Бога, а в буддизме, индуизме и конфуцианстве — с потребностями самосовершенствования личности, которая должна была постигнуть гармонию мира. Существование этой гармонии как первоначального состояния мира, которому были противны различные проявления недоброжелательности по отношению к людям, предполагалось восточной культурной традицией, а милосердие иудейского Бога не обосновывалось в Пятикнижии Моисея, а только постулировалось им. В христианстве мы впервые встречаемся с теорией благотворительности, в которой устанавливается логическая связь между милосердием и любовью, понимаемой как готовность пожертвовать собой ради других людей. Получив теоретическое обоснование в виде христианского учения о любви и милосердии, благотворительность стала принимать систематический характер. Она вошла в повседневную жизнь христианских общин, а созданная на их основе церковь рассматривала ее как одно из важнейших направлений своей деятельности.
Превращение христианства в мировую религию началось в середине первого тысячелетия, когда оно вышло за пределы Римской империи. Распространение христианства, продолжавшееся более тысячи лет, имело многочисленные последствия, два из которых заслуживают особого внимания. Первым из этих последствий было то, что христианская церковь не только принимала активное участие в деле помощи нуждающимся, но и в течение долгого времени играла в нем главную роль. Кроме того, христианская идея милосердия часто служила основанием благотворительной деятельности как общественных организаций, так и частных лиц. Только с эпохи Возрождения, когда в Европе началось широкое распространение идей гуманизма, в общественной и частной благотворительности наряду с религиозными стали слышны и светские мотивы.
Культурное движение, вошедшее в историю под названием «гуманизма», возникло во Флоренции, которая в XIV в. стала экономическим центром Италии. Через два столетия гуманизм распространился на Германию, Францию и другие европейские страны. Его сторонники полагали, что в каждом человеке заложены безграничные возможности (или достоинства), развитие которых составляет цель его жизни. Это развитие осуществляется посредством гуманистических занятий, включавших в себя изучение риторики, грамматики, поэзии, истории и моральной философии. Сделав предметом своих исследований человека, гуманисты создали новое мировоззрение, которое имело не религиозный, а светский характер. Создание этого мировоззрения привело к изменению мотивации благотворительной деятельности: если в христианстве она сводилась к ссылке на волю Бога, сущность которого усматривалась в любви, то у них — к признанию человека наивысшей ценностью.
Наиболее известным гуманистом, занимавшимся проблемами благотворительности, был Вивес. В 1526 г. он разработал план помощи нуждающимся, который оказался исключительно актуальным в связи с окончанием Крестьянской войны в Германии, происходившей в ней на фоне общеевропейского движения Реформации. Этот план включал в себя регистрацию бедных людей, сбор частных пожертвований для оказания им помощи, а также предоставление работы тем из них, кто были здоровы. Идеи Вивеса относительно помощи нуждающимся оказали большое влияние на последующее развитие социального законодательства, неотъемлемой частью которого стали с XVI в. законы о бедных, действовавшие в Англии и ее колониях в Северной Америке.
Движение Реформации, возникшее в XVI в., имело не только антикатолическую, но и антифеодальную направленность. Порожденный им протестантизм проповедовал моральные принципы, которые способствовали развитию буржуазных отношений. Не из религиозных, а из светских оснований исходили в своей критике феодализма представители другого движения, получившего широкое распространение в XVIII в., — Просвещения. Согласно их представлениям, общество должно находиться в гармонии как с окружающим миром, так и с человеческой природой. Средством достижения такой гармонии просветители считали образование, которое должно было положить конец невежеству, являвшемуся, по их мнению, главной причиной человеческих бедствий. В сфере благотворительности идеи просвещения нашли свое выражение в создании учебно-воспитательных учреждений, основанных на принципах человеколюбия.
В 1884 г. в Англии возникло сеттльментское движение, распространившееся затем на Соединенные Штаты Америки, где оно просуществовало двадцать лет. Его основателем был протестантский священник Барнетт, открывший в бедной части Лондона благотворительное учреждение под названием Тойнби-Холл, которое стало центром социальной помощи окрестному населению. Это учреждение существовало за счет частных пожертвований, а основную часть его сотрудников составляли студенты, проповедовавшие идеи сокращения социальной дистанции между различными слоями общества. Тойнби-Холл послужил образцом для более чем четырехсот благотворительных учреждений, созданных в крупных английских и американских городах: по аналогии с европейскими кварталами в колониях их стали называть сеттльментами. Занимаясь практической помощью нуждающимся, представители сеттльментского движения стали непосредственными предшественниками социальных работников.
Возникнув в глубокой древности, благотворительность в течение многих веков оставалась основной формой, в которой осуществлялась помощь нуждающимся. В силу сравнительной неразвитости общественных отношений перед государством не стояла еще задача систематической помощи нуждающимся, хотя эпизодически оно им ее оказывало. Так продолжалось до конца XVIII — начала XIX в., пока страны Европы и Америки не вступили на путь промышленного переворота. Результатом промышленного переворота явилось не только техническое усовершенствование производства, но и резкое обострение социальных проблем, которое проявлялось прежде всего в росте безработицы, нищеты и преступности среди населения. Слегка смягчаемые благотворительной деятельностью, эти проблемы наиболее громко заявляли о себе в периоды революций, которые прокатывались по странам Европы, расшатывая существовавшие в них государственные устои. Становилось все более очевидным, что невмешательство государства в решение социальных проблем чревато для него самыми серьезными последствиями. Поэтому неудивительно, что именно на время промышленного переворота пришлось создание в странах Европы и Америки социального законодательства. Система этого законодательства, регулировавшего отношения в социальной сфере, сложилась к концу XIX в., хотя своими корнями оно уходило во времена древности.
Экономический прогресс, которым было отмечено развитие стран Запада в XIX в., сопровождался небывалым обострением социальных проблем, делавшим необходимым создание профессиональной помощи нуждающимся. Поэтому социальная работа, с которой ассоциируется такая помощь, является порождением западной культуры, хотя и вышедшим со временем за ее рамки. Она была призвана нейтрализовать негативные последствия, которые имела для общества частная собственность, приобретшая в странах Запада абсолютное значение. В развитии социальной работы можно выделить три этапа, каждый из которых обладает качественной определенностью. Первый из этих этапов характеризуется становлением профессиональной помощи нуждающимся, второй — превращением ее в социальный институт, а третий — выходом за рамки западной культуры.
Становление и развитие социальной работы. Первым этапом в развитии социальной работы, берущим свое начало в конце XIX в., является ее становление. Вообще становление понимается в философии как процесс формирования какого-либо объекта, предполагающий переход возможности в действительность. Основу этого процесса составляют исторические предпосылки становления объекта, делающие возможным его возникновение. Социальная работа как профессиональная деятельность стала возможной благодаря развитию благотворительности, а также созданию системы государственной помощи нуждающимся. Ее возникновение в начале XX в. явилось результатом осознания человечеством сравнительно простой идеи, на выработку которой ему потребовалось, однако, не одно тысячелетие: для того чтобы быть более эффективной, помощь нуждающимся должна стать профессиональной.
Под профессией обычно имеется в виду деятельность, требующая определенной подготовки от тех, кто ею занимаются, и являющаяся для них источником существования. Иными словами, характерными чертами любой профессии являются специальная подготовка и материальное вознаграждение. Очевидно, что та или иная деятельность становится профессией только тогда, когда она получает общественное признание. Потребность в лицах, способных оказывать квалифицированную помощь нуждающимся, привела к появлению социальных работников. С другой стороны, наряду с профессиональной помощью нуждающимся продолжала существовать благотворительная деятельность, которая способствовала развитию у людей чувства сострадания.
Благотворительная деятельность, возникшая в древнем мире, всегда рассматривалась как безвозмездная помощь нуждающимся. Люди, которые занимались ею, получали моральное, а не материальное удовлетворение. При этом от них не требовалось специальной подготовки: в течение долгого времени считалось, что для помощи нуждающимся она излишня. К концу XIX в. в сфере благотворительности сложились мощные общественные организации, усилия которых по смягчению социальных проблем дополнялись деятельностью церкви и частных лиц. В Англии и Соединенных Штатах Америки они были представлены прежде всего Обществами организации благотворительности, занимавшимися непосредственной работой с теми, кто нуждались в помощи. Такой же работой занимались представители сеттльментского движения, которые жили в своих благотворительных учреждениях, чтобы иметь возможность постоянного общения с нуждающимися. Несмотря на несомненные успехи, достигнутые концу XIX в. в сфере благотворительности, отсутствие профессионализма у ее деятелей не позволяло им более эффективно помогать людям в решении социальных проблем.
Система государственной помощи нуждающимся, сложившаяся к концу XIX в. в странах Европы и Америки, включала в себя два основных элемента: во-первых, более или менее развитое законодательство, регулировавшее отношения в социальной сфере, а во-вторых, специальные органы и учреждения, задача которых заключалась в проведении политики государства. Социальное законодательство устанавливало правовые рамки, в которых действовали государственные органы, осуществлявшие управление этой сферой, а также подведомственные им учреждения. Становление социальной работы происходило на фоне формирования бюрократии, представлявшей собой неограниченную власть чиновничьего аппарата. Уже к концу XIX в. стало ясно, что от чиновников нельзя ждать эффективной помощи нуждающимся. С другой стороны, такую помощь не всегда могли оказать члены благотворительных организаций: обладая огромным энтузиазмом, они зачастую не имели элементарных знаний, а также возможности полностью отдаться своему делу. В общественном сознании стран Запада все более отчетливые очертания приобретала идея профессионализма в деле помощи нуждающимся, реализованная в начале XX в. Ориентируясь на специальную подготовку и материальное вознаграждение, помощь нуждающимся превращалась в профессию. В Соединенных Штатах Америки эту профессию сразу же стали называть социальной работой, а в странах Европы — социальной медициной, хотя и в них со временем перешли к американскому варианту ее названия, принятому теперь во всем мире.
Благотворительная деятельность и государственная помощь нуждающимся создали условия, при которых социальная работа стала возможной. Действительно, в рамках социального законодательства действовали люди, занимавшиеся помощью нуждающимся, хотя они и не получали за нее материального вознаграждения, а уровень их подготовки оставлял желать лучшего. Превращение возможности социальной работы в действительность (или, иными словами, становление ее как профессии) началось с подготовки специалистов. Такая подготовка предполагала создание специальных учебных заведений, в которых могли бы заниматься будущие социальные работники. Подготовка специалистов была первым шагом на пути становления социальной работы, за которым последовал второй — создание ее организационных структур. Первые организации социальных работников были еще недостаточно развиты, но их вклад в становление профессиональной деятельности, направленной на помощь нуждающимся, трудно переоценить. Защищая положение о стабилизирующем значении этой деятельности для развития общества, они в то же время боролись за право социальных работников получать плату за свой труд. К концу 30-х гг., когда мир был на пороге второй мировой войны, завершилось становление социальной работы, которое является первым этапом в ее развитии. Как и любая другая профессия, социальная работа представляла собой сообщество специалистов, получавших за свой труд материальное вознаграждение. Начав с деятельности внутри отдельных стран, социальные работники вышли затем на международный уровень, который предполагал координацию их усилий, направленных на достижение общих целей. Не будет преувеличением сказать, что уже перед второй мировой войной социальная работа стала явлением современного мира, которое прочно вошло в повседневную жизнь многих стран, осознавших необходимость профессиональной помощи нуждающимся.
Говоря об исторических предпосылках социальной работы, следует указать прежде всего на благотворительную деятельность, уходящую своими корнями во времена древности. Обзор исторических форм, в которых существовала благотворительность, свидетельствует о том, что она была неотъемлемым элементом человеческой культуры, не разделяемой на западную и восточную. Благотворительность, понимаемая как помощь нуждающимся, стала частью жизни современного общества, да и будущее человечества трудно представить без нее. Что касается государственной помощи нуждающимся, составляющей еще одну историческую предпосылку социальной работы, то она в значительной степени была стимулирована промышленным переворотом, который привел к окончательному утверждению в странах Запада буржуазных отношений. Поэтому социальная работа, возникшая на основе указанных исторических предпосылок, стала явлением западной культуры.
Экономический прогресс, сопровождавший развитие стран Запада, оборачивался для них обострением социальных проблем, пик которого пришелся на время после промышленного переворота. С этого времени началось сосуществование благотворительной деятельности и государственной помощи нуждающимся — двух источников, слияние которых привело к возникновению социальной работы как профессии. Становление этой профессии, завершившееся перед второй мировой войной, почти не коснулось стран Востока, в экономике которых традиционно преобладала государственная собственность, а социальная сфера избегала серьезных потрясений — при постоянной политической нестабильности — благодаря незыблемости общинных отношений. Безоговорочное следование традиции, от которого отказались уже древние греки, в этих странах оставалось неизменным, пока они не стали объектом западного влияния. Одним из последствий этого влияния стало обострение социальных проблем, связанное не только с развитием частной собственности, но и с ослаблением традиционных общинных связей, которые служили для людей гарантом стабильности их образа жизни. Поэтому неудивительно, что в 30-х гг. социальная работа появилась в странах Востока (сначала на территории современного Израиля, а затем в Индии и Египте), хотя возникла она как явление западной культуры.
Первое послевоенное десятилетие в странах Западной Европы прошло под знаком американского влияния не только в экономической, но и во многих других областях. Это влияние касалось, в частности, социальной работы, которая сыграла важную роль в ликвидации последствий второй мировой войны. Между социальными работниками разных стран восстанавливались контакты, прерванные войной. Это имело своим результатом создание Международной федерации социальных работников, которым завершился второй этап в развитии профессиональной деятельности, направленной на помощь нуждающимся.
К концу 50-х гг. в экономическом развитии стран Запада произошел скачок, сравнимый по своим социальным последствиям разве что с промышленным переворотом. Вызванный существенными изменениями в технологии и управлении производством, он нашел свое отражение в многочисленных концепциях, одна из которых — государства благосостояния (или всеобщего благоденствия, как не без иронии называли ее в философской литературе советского периода) — была сформулирована американским ученым Гэлбрейтом. Согласно этой концепции, в своем экономическом развитии страны Запада достигли такого уровня, который позволяет им эффективно решать возникающие социальные проблемы. Главную роль в решении этих проблем играет государство, руководствующееся принципом социальной справедливости при перераспределении национального дохода в интересах всех членов общества. Содействуя достижению сравнительно высокого уровня жизни, оно оправдывает свое название государства благосостояния.
Сторонники концепции государства благосостояния выступали за смешанную экономику, включающую в себя как частный, так и государственный сектор. Их позиция, однако, встретила резкое противодействие со стороны представителей неоконсерватизма, которые проповедовали идею сохранения существующего общественного порядка, названную еще в XIX в. консервативной. Обосновывая требование ограничить вмешательство государства в экономику, неоконсерваторы выступали за активизацию ее частного сектора. По их мнению, государственные социальные программы отнимают средства, необходимые для дальнейшего промышленного развития. Кроме того, они разрушают веру людей в собственные силы, формируют у них психологию иждивенчества и ограничивают частную инициативу. Требуя ограничить вмешательство государства в экономику, неоконсерваторы в то же время выступали за усиление его роли в деле поддержания общественного порядка. Их объединяло также стремление к возрождению таких традиционных социальных институтов, как семья, школа и церковь. В этих социальных институтах неоконсерваторы усматривали надежную преграду бюрократии, тоталитарным поползновениям в обществе и посягательствам на права личности.
Несмотря на критику со стороны представителей неоконсерватизма, концепция государства благосостояния прочно вошла в общественное сознание стран Запада. Дело в том, что она отражала реальную ситуацию, сложившуюся в социальной сфере этих стран, граждане которых имели право на образование, медицинское обслуживание и пенсионное обеспечение, а в случае инвалидности или безработицы могли рассчитывать на помощь со стороны государства. Закрепленные в существующем законодательстве, эти права, однако, часто оставались на бумаге, поскольку многие люди о них просто не знали. Было совершенно ясно, что провозглашение социальных прав граждан не является еще гарантией их реализации. С другой стороны, становилось все более очевидным, что помогать людям в реализации этих прав должны социальные работники, которые руководствуются в своей деятельности принципом индивидуального подхода, абсолютно неприемлемым для государственных чиновников, какими бы добросовестными они ни были. В конечном счете это привело к изменению взгляда на социальную работу: если раньте ее рассматривали как помощь тем, кто оказывался в катастрофическом положении (например, вследствие тяжелой болезни или потери работы), то теперь она предстала в виде деятельности, направленной на реализацию прав граждан. Иными словами, проблемы, с которыми сталкивались люди в своей повседневной жизни, стали рассматривать как следствие невыполнения того, что им положено по закону. Поэтому неудивительно, что в законодательстве ряда стран (например, Швеции) было закреплено право каждого человека на помощь со стороны социального работника.
Любая деятельность предполагает определенный способ ее организации, под которой имеется в виду регулирование отношений, складывающихся на ее основе. Если способ организации той или иной деятельности характеризуется устойчивостью, то ее называют социальным институтом. Институционализация любой деятельности предполагает наличие правовых и моральных норм, используемых для регулирования отношений, которые складываются на ее основе. В социальной работе, существующей как форма деятельности с начала XX в., она заняла примерно полстолетия. Действительно, к середине 50-х гг. в странах Запада сложились системы не только правовых, но и моральных норм, регулирующих деятельность социального работника. Первая из них находит свое выражение в социальном законодательстве, корни которого уходят во времена древности. Что касается системы моральных норм, то она выступает в виде этического кодекса социального работника. Этот кодекс включает в себя моральные нормы, отражающие специфику профессии социального работника. Превращаясь в результате своего развития в социальный институт, та или иная деятельность становится неотъемлемым элементом жизни общества. Социальная работа, естественно, не является исключением. Превращение ее в социальный институт указывает на то, что современное общество, экономическую основу которого составляет принцип частной собственности, не может нормально развиваться без профессиональной помощи нуждающимся.
В развитии социальной работы последние четыре десятилетия занимают особое место, поскольку они прошли под знаком ее широкого распространения во всем мире. Несомненно, что этому способствовала деятельность Международной федерации социальных работников, созданной в 1956 г. С другой стороны, в этом же году фундамент здания социализма дал первую трещину (XX съезд КПСС и восстание в Венгрии), разрастание которой привело в конце 80-х — начале 90-х гг. к его крушению. Именно события десятилетней давности повернули развитие стран социализма в сторону рынка, предполагающего прочную систему социальной защиты, создание которой невозможно без участия профессионалов.
В развитии социальной работы могут преобладать либо государственные, либо общественные и частные организации, занимающиеся помощью нуждающимся. В первом случае можно говорить о патерналистской, а во втором — о либеральной модели социальной работы. Так, социальная работа в Великобритании осуществляется в основном государственными, а в Соединенных Штатах Америки — негосударственными агентствами. В силу сложившихся традиций России основным фактором, определяющим развитие в ней социальной работы, является государство. Именно государство инициировало введение в России профессии социального работника на основе системы социального обеспечения. Наряду с государственными появились общественные и частные социальные агентства, но их вклад в развитие профессиональной помощи нуждающимся оказался незначительным. В конце прошлого столетия с новой силой зазвучал вопрос, ответ на который казался уже найденным десять лет назад: каким путем пойдет Россия в своем дальнейшем развитии? От того, какой ответ будет дан на него, зависят перспективы развития социальной работы в России.

Опубликовано 17.12.2017.

1 Комментарий для “Этапы, формы, модели становления и проблемы периодизации истории социальной работы”

  1. 123

    Нечитабельно,всё слитно,не дочитал до конца,извините.

Ответить

Фотогалерея

Войти