Круг явлений памяти. Искусство памяти в античности и средние века. Феноменальная память. Амнезии.

Процессы памяти
Память — это процесс запечатления, сохранения, воспроизведения и утраты прошлого опыта, который делает возможным использование опыта в деятельности и восстановление его в сфере сознания. Термин «память» удивительно многозначен. Говоря «я помню», человек может иметь в виду совершенно разные вещи. Например, то, что он владеет какими-либо сведениями (я помню, что Париж — столица Франции), что он способен выполнять определенные действия (я помню, как пользоваться китайскими палочками для еды) или возвращаться к событиям, пережитым в прошлом (я помню, как встретил свою первую любовь). К явлениям памяти относят и узнавание.
Способность человека запоминать вызывала интерес уже в глубокой древности. Мнемозина — богиня памяти в греческой мифологии — не только покровительствовала памяти, но и почиталась как мать девяти муз от брака с верховным божеством пантеона Зевсом. Таким образом, признавалось ведущее значение памяти для всех сфер деятельности человека. В современной психологии принято говорить о памяти как о «сквозном» процессе, нарушения которого ведут к расстройству целостной работы психики.
В античной философии память понималась как Дар, роднящий полвека с миром Божественного. Платон считал память основной особенностью души. Платон утверждал, что существует знание, не выводимое из чувственных впечатлений, что в нашей памяти хранятся формы или шаблоны идей, сущностей, которые душа знала до того, как была извергнута на землю. Знание истины заключено в памяти души, в припоминании некогда виденных всеми душами идей, смутными копиями которых являются все земные вещи. Всякое знание и всякое научение в этом случае есть попытка припомнить сущности, приведя в единство множество чувственных восприятий через соотнесение их с идеальными формами («идеями» вещей). В дальнейшем эта концепция памяти получила развитие в работах одного из виднейших отцов христианской церкви Бл. Августина, который считал память истинной «сокровищницей души» и утверждал, что в конгломерате трех основных способностей души (воля, рассудок, память) именно последняя заключает в себе идею Бога.
Однако уже в древности наряду с метафизической трактовкой памяти присутствовала и другая, более близкая к современной: понимание памяти, как «восковой дощечки» (tabula rasa), фиксирующей и сохраняющей прижизненные впечатления. В рамках этой трактовки закономерно возник вопрос о тренировке и развитии памяти. Методики улучшения памяти легли в основу целого направления античной и средневековой мысли, названного искусством памяти.
На пиру, устроенном фессалийским аристократом по имени Ско-пас, поэт Симонид Кеосский, прозванный «медоречивым», исполнил заказанную ему хозяином лирическую поэму. Как только Симонид вышел из зала, крыша здания обрушилась и все участники пира погибли под обломками. Симониду удалось помочь родственникам погибших опознать изуродованные тела, так как он запомнил расположение гостей за столом. Принцип упорядочивания информации с помощью метода мест (loci) и лег в основу искусства памяти. Первенство Симонида в изобретении мнемотехники было признание уже при жизни: он получил приз хора в Афинах как «изобретать системы вспоможения памяти» (ок. 477 до н.э.).
В Древней Греции профессиональные ораторы овладевали мнемотехническими приемами в курсе риторики. Детальную процедуру запоминания и воспроизведения длинных речей разработал известный политический деятель Рима Марк Туллий Цицерон (106—43 до н.э.). Он предложил различать память на слова (точное словарное оформление высказывания) и память на вещи (значение). менных классификациях говорят о памяти механической Цицерон учил, что искусная память состоит из «мест и образов». держания, которые предстояло запомнить, следовало воплотить в максимально яркие и неожиданные образы и вообразить размещенными в виде цепочки в знакомом оратору месте. После этого в нужный момент необходимо просто двигаться мыслью от одного места к другому и «собирать» накрепко запечатленные в памяти идеи.
В средние века разнообразные системы приемов памяти создавались для того, чтобы облегчить запоминание религиозных истин. Литературной вершиной среди систем памяти, сконструированных по модели мест и образов, безусловно, является творение Данте Алигьери «Божественная комедия» (1307—1321), продвигаясь под водительством Вергилия от периферии к центру девяти кругов ада, автор дает читателю крайне удобный для запоминания перечень грехов и устрашающие образы страдающих грешников.
Овладение искусством памяти приводило к поразительным результатам: так, по свидетельству современников, Сенека мог повторить две тысячи имен в том порядке, в котором они были названы; Луций Сципион помнил имена всех жителей Рима; Кир знал поименно всех солдат своей армии; Митридат Понтийский владел языками всех 22 народов, проживавших в его владениях. Примеры феноменальной памяти встречаются и в наши дни. Гениальный шахматист Александр Алехин в 1933 г. в Чикаго провел одновременно 32 партии, не глядя на доску (т.е. удерживая в памяти все ходы!).
А.Р. Лурия описал в «Маленькой книжке о большой памяти» свои тридцатилетние наблюдения за уникальным «экспериментом природы» — феноменальной памятью С. Шерешевского. Исследования Лурии не обнаружили границ памяти Шерешевского ни по объему (он мог запомнить и воспроизвести ряды из 30, 50, 70 и более элементов), ни по прочности (вся информация сохранялась в неизменном виде и спустя десятки лет). Главной особенностью этого феномена оказалась предельная образность памяти. Запоминая что-либо, Шерешевский интуитивно прибегал к технологиям, которые много веков назад были разработаны в рамках искусства памяти. Так, однажды его попросили заучить первую строфу «Божественной комедии». Текст был на итальянском языке, которым испытуемый не владел: Nel mezzo del camin di nostra vita… («Земную жизнь, пройдя середины…»). Вот как Шерешевский решил эту за дачу: «Nel — я заплатил членские взносы, и там в коридоре была она балерина Нельская; mezzo — это женский голос сопрано, я скрипка поэтому я поставил рядом с ней скрипача, который играет на скрипке- рядом папиросы «Дели» — это del; рядом тут же ставлю камин camin-di- это рука показывает на дверь; nos — это нос, человек попал носом в дверь и прищемил его; tra — он поднимает ногу через порог, там лежит ребенок — это vita». Однако такое чрезмерное развитие мнемических способностей неблагоприятно сказывалось на других психических функциях. Шерешевскому было очень трудyо решать задачи, требующие абстрактного мышления, жизнь в целом и свое место в ней казались ему не совсем реальными. Он путался в созданных им же самим мире образов и не мог забыть то, что было раз запомнено.
К сожалению, в нашей жизни мы гораздо чаще сталкиваемся не с избыточностью памяти, а с ее дефицитом. Широкий спектр нарушений памяти получил название амнезий (от греч. а — отрицательная частица + mneme = память). По причине возникновения различают органические и аффектогенные амнезии. Органические амнезии являются результатом поражения мозга, а аффектогенные связаны с психологическими травмами. В этом случае пациент забывает как само травмирующее событие, так и то, что каким-либо образом с ним связано. По динамике течения различают стационарные (устойчивые), прогрессирующие к регрессирующие (с тенденцией к излечению) амнезии. По направленности — ретроградную и антероградную амнезии. Ретроградная амнезия проявляется в виде нарушения памяти на события, предшествующие травме, в то время как антероградная амнезия — это нарушение памяти на события, происходящие после начала заболевания. При поражении памяти и на отдаленные во времени, и на вновь свершающиеся события говорят об антероретроградной амнезии. В зависимости от того, какой именно процесс памяти страдает в первую очередь, различают фиксационную (нарушения запечатления) и анекфорную (нарушения воспроизведения) амнезии.

Опубликовано 20.11.2010.

Ответить

Фотогалерея

Войти