Пенсионное обеспечение по старости

Впервые пенсионное обеспечение рабочих было введено в Германии в 1889 г. Инициатор этого самого гуманного акта нашей цивилизации — Бисмарк. Он был первым государственным деятелем, который позаботился о судьбах старых граждан своей страны. В 1881 г. пенсионное обеспечение было введено в Дании, а затем в 1898 г. — в Новой Зеландии. Для большинства европейских стран пенсионное обеспечение не насчитывает и ста лет. Так, в Великобритании оно осуществляется с 1908 г., в Голландии и Швеции — с 1913 г., в Испании — с 1919 г., во Франции — с 1930 г. Довольно поздно пенсионное обеспечение появилось в США — в 1935 г., в Японии — в 1941 г., в Швейцарии — в 1946 г.
Сначала сфера пенсионного обеспечения была очень ограниченной — только для отдельных категорий трудящихся. В Германии лица умственного труда получили пенсию на 22 года позже рабочих, в Австрии же первыми получили пенсию работники умственного труда в 1906 г., а рабочие — только после окончания первой мировой войны.
Получение пенсии по старости давало уверенность пожилым людям в материальном обеспечении после прекращения профессиональной и трудовой деятельности. В конце XIX века доля старых людей в обществе была невелика и государство не испытывало затруднений в их финансовой поддержке. В течение XX столетия социально-демографические изменения, происшедшие в мире, привели к тому, что старые люди стали составлять значительную социальную категорию в обществе, которое должно было принять на себя решение всех проблем, связанных с комплексом их защиты и обеспечения.
Демографическое постарение населения оказало воздействие в первую очередь на структуру производства и потребления, но особенно сильно — на социальное обеспечение и здравоохранение, так как повлекло за собой значительный рост расходов на пенсии, медицинское обслуживание, на специальные службы по уходу за старыми людьми. Во многих странах постарение населения довольно остро поставило проблему поиска новых источников финансирования пенсионного обеспечения. Все чаще появлялись экономически аргументированные высказывания, что постарение населения, увеличение популяции старых людей, представляет собой тяжелое бремя для активного населения. Повсеместно обсуждался вопрос о необходимости более активной политики, чтобы как-то задержать прогрессивное нарастание коэффициента обремененности населения, занятого трудовой деятельностью.
Экономисты обсуждали так называемый «критический возраст», при котором общий размер уплаченных взносов для пенсии и полученных пенсионных пособий должен строго совпадать. Этот возраст тем больше, чем выше возраст выхода на пенсию. Период возмещения, т.е. период, заключенный между возрастом выхода на пенсию и «критическим возрастом», определяется соотношением размера уплаченных взносов и ежегодных пособий по старости. Так, если продолжительность жизни пенсионера равна периоду «критического возраста», то он ничего не теряет, т.е. сохраняется финансовое равновесие. Если он умирает до достижения «критического возраста», то теряет часть своего дохода и попадает в категорию «проигравших». Если пенсионер продолжает жить сверх «критического возраста», то его выгода растет по мере увеличения продолжительности жизни, он попадает в категорию «выигравших», а для пенсионной системы требуются дополнительные поступления. Идеальным для государства является точное определение «критического возраста» — это значит, уравновесить права пенсионера и расходы пенсионной системы.
По убеждению экономистов, происходящее одновременное возрастание расходов на пенсионное обеспечение и численности неактивного населения может сделать невозможным в предстоящие годы поддержание размеров пенсий, установленных в период экономического развития и роста заработков, из-за уменьшения поступлений в фонды социального страхования. Возрастание налогов, необходимых в этом случае для поддержания привычного уровня пособий, по мнению экономистов, в конце концов станет непосильным для активной части населения.
Во многих странах в 80-е годы начали осуществляться или разрабатываться реформы пенсионного обеспечения. Так, в Австрии и Испании с целью понижения пенсионных расходов была установлена жесткая связь между размерами взносов и пенсий; в Австралии уменьшили размеры пенсий для лиц с относительно высокими доходами. В Японии в результате реформы пенсионной системы максимальный размер пенсий был понижен с 70 до 68% заработной платы за вычетом премий.
Во второй половине 70-х и первой половине 80-х годов в ряде стран прибегали к таким мерам, как временная отсрочка выплат надбавок к пенсиям в связи с ростом стоимости жизни или уменьшение сумм этих выплат, что отражалось на покупательной способности пенсии и вызывало энергичное противодействие со стороны пенсионеров и трудящихся.

Возраст выхода на пенсию

До настоящего времени ни в одной стране не предложены научно разработанные критерии для определения предельного возраста выхода на пенсию по старости. Обычно считается, что границы отстранения от активной деятельности лежат в пределах от 45 до 70 лет. Основным критерием при определении предельного возраста выхода на пенсию по старости, как правило, является средняя продолжительность жизни для определенной страны. В каждой стране имеются свои границы пенсионирования по старости и свои половые различия в пенсионировании.
В 1944 г. МОТ при ООН рекомендовала пенсионный возраст для мужчин — 65 лет, для женщин — 60 лет. В настоящее время в связи с выраженным увеличением средней продолжительности жизни в результате происшедших демографических изменений и улучшения состояния здоровья пожилого населения в экономически развитых странах МВТ (Международное бюро по труду) предлагает увеличить предельный возраст выхода на пенсию.
С середины 70-х годов в экономически благополучных странах Европы, США, Канаде, Японии и ряде других стран заметно замедлился темп экономического развития, безработица, особенно среди молодежи и активного населения, стала принимать угрожающие размеры. В связи с этим одним из аспектов политики занятости в условиях широкомасштабной безработицы стало вытеснение лиц предпенсионного и пенсионного возраста из сферы общественно полезного труда. Так, за период с 1970 по 1985 г. в США коэффициент трудового участия лиц предпенсионного возраста (54-64 года) понизился с 60,4 до 53,7%, старше 65 лет — с 19,2 до 10,2%; в Великобритании — с 58,8 до 49,7% и с 12,9 до 4,9% соответственно; во Франции — с 59,3 до 40,1% и с 19,1 до 3,4%.
С целью освобождения рабочих мест для трудящейся молодежи правительства многих стран прибегали к открытому превозношению преимуществ предварительного ухода на пенсию и, само собой разумеется, полного прекращения работы после обязательного пенсионирования. Этим достигалась экономия заработной платы, которая существенно увеличивается при возрастании трудового стажа. Предварительный уход на пенсию давал возможность освободиться от трудящихся, отдача которых уменьшилась, а их переподготовка либо не стояла на повестке дня, либо обходилась слишком дорого. В этом случае официальный уход на пенсию выступал как наиболее простое и наименее дорогое средство управления рабочей силой. В конце концов это привело к существенному
увеличению доли пенсионеров при неизменном или незначительно возрастающем количестве работающих. Выявился дефицит ресурсов пенсионных фондов, так как они вынуждены были выплачивать пенсии растущему числу пенсионеров в течение более продолжительного времени в связи с увеличившейся продолжительностью жизни населения. Вследствие этой политики во многих странах право на пенсионное обеспечение превратилось в обязанность ухода на пенсию по достижении пенсионного возраста, а иногда и в обязанность досрочного ухода на пенсию. В результате сложилась ситуация, когда институализация пенсионного возраста и срока профессиональной деятельности стала ключевым элементом социального определения старости. Начался процесс «возрастной сегрегации », который постепенно превратил старых людей в социальных изгоев. К концу первой трети XX века пожилые и старые люди не только утратили экономическую независимость и были вытеснены с рынка рабочей силы, но и оказались лишенными традиционного ореола мудрости, который служил охранной грамотой прежним поколениям 70-летних и отчасти компенсировал им неизбежные превратности старости.
С середины 80-х годов во многих странах стали широко обсуждаться вопросы повышения установленного законом возраста выхода на пенсию. Согласно экономическим расчетам, повышение возраста выхода на пенсию на один год сокращает расходы на ее выплату на 5 — 10%. В США в 1983 г. был принят закон о постепенном увеличении пенсионного возраста в начале XXI века до 65 и 67 лет. В Японии многие фирмы, применяющие систему «пожизненного найма», увеличили потолок действия этой системы с 55 до 60 лет, соответственно намечено повысить и пенсионный возраст.
С начала XXI века предполагается повышение пенсионного возраста до 67 лет в Швеции, до 62 лет — во Франции, в Италии изучается вопрос о повышении пенсионного возраста на 5 лет, в Швейцарии -о возможности введения подвижной шкалы пенсионного возраста. Некоторые страны стали ограничивать практику досрочного выхода на пенсию. Во Франции экономические расчеты показали, что увеличение пенсионного возраста на 3 года позволило бы ликвидировать существующий дефицит пенсионных фондов даже при сохранении имеющегося уровня безработицы. Однако прежде чем разрабатывать критерии для обязательного ухода на пенсию, общество и в первую очередь медицина должны переосмыслить функциональные возможности человека в возрасте от 50 до 59 лет и между 60 и 70 годами с учетом всех происходивших в последние десятилетия нашего века социальных, общественных и политических изменений.

Введение пенсионного обеспечения всегда воспринималось как акт высочайшего социального достижения. Однако сегодня высказывается все больше замечаний в адрес существующих пенсионных систем. По мнению Э. Россета, наиболее вопиющим недостатком является требование полного прекращения профессиональной активности. Он сравнивает такой пенсионный закон с ножом гильотины, не принимающим во внимание личность человека, который уходит на пенсию, и безжалостно отсекающего его от общества. Такого же мнения А. Сови, который существующую в настоящее время во Франции пенсионную систему характеризует как социальное зло. Он считает, что переход от полной активности к полному бездействию является жестокостью, несмотря на видимую гуманность. Особенно большой социальной несправедливостью, считают эти ученые, является тот факт, что доход человека, ушедшего на пенсию, и материальный достаток его семьи резко снижается. К. Виктор пишет, что особенность увольнения на пенсию по возрасту как социального феномена выражается в том, что размеры выплачиваемых пенсий зависят от прежней деятельности: неравенство работающих переходит в неравенство пенсионеров. Многие геронтологи заявляют о том, что пенсии по мере старения пенсионеров должны повышаться, так как у последних возникает необходимость пользоваться услугами посторонних людей, которые они должны оплачивать.
В конце 80-х и начале 90-х годов во многих странах прошла оживленная дискуссия и активно высказывались протесты против произвольного характера официального ухода на пенсию по достижении строго определенного законодательством возраста. Особенно острые публичные дебаты по этому вопросу наблюдались в Канаде. Основным требованием было упразднение обязательного ухода на пенсию во имя устранения дискриминации по возрасту и во имя права на труд.
В 1985 г. в Канаде была принята Хартия прав и свобод, закрепившая недопустимость дискриминации по причине возраста, была отменена обязанность ухода на пенсию, за исключением доказанных случаев «разумного предела». Свобода выбора при наступлении пенсионного возраста в настоящее время рассматривается в Канаде как публичная свобода, которая защищается государством, а возникающие споры передаются на рассмотрение суда по трудовым вопросам.
«Гибкий уход на пенсию» вместо обязательного, по мнению активных критиков существующих пенсионных систем, должен позволить каждому человеку определить без принуждения момент своего ухода на пенсию.
К. Виктор убеждена, что научно-техническая революция XX века все в большей степени исключает «гибкие» формы пенсионирования по старости и заменяет их одним-единственным способом, основанным на достижении «фиксированного возраста».
Отрицательной стороной современного научно-технического мира, по мнению польского психотерапевта А. Кемпиньского, является то, что действует закон полезности — человек хорош, пока его можно использовать. «Этот принцип затрагивает прежде всего пожилых и старых людей, ибо они не успевают за темпом современной жизни, не имеют сил, чтобы выполнять различного рода обязанности и роли, на какие их выдвигают, они тонут в хаосе информации». У многих будущих пенсионеров уход на пенсию ассоциируется прежде всего с утратой социального статуса, привилегий, связанных с трудовой и профессиональной деятельностью. В этом смысле обязательный уход на пенсию воспринимается ими как изгнание с трудового рынка, нарушение индивидуальных личных свобод. В связи с уходом на пенсию 96% рабочих ожидают ухудшения своего финансового положения.
К. Виктор считает распространенное убеждение, что якобы увольнение на пенсию сопровождается серьезным психосоциальным кризисом личности, иллюзией массового сознания. По ее наблюдению, большинство пожилых людей принимают как должное выход на пенсию с возрастом и только третья часть их выражает неудовлетворенность своим новым образом жизни.
Н. Дельпере высказывает опасение, что пожилые и старые люди могут утратить обязательную возможность ухода на пенсию в связи с заменой ее на не менее тяжелую принудительную обязанность продолжать трудиться после официального определения старости.
В последнее десятилетие с целью решения возникших экономических проблем во многих странах обсуждаются меры повышения занятости лиц пенсионного и предпенсионного возраста. Среди мер по увеличению коэффициента трудового участия старшего поколения большое значение придается возрастанию числа временно и частично занятых в обслуживании, в мелком бизнесе и на дому, с гибким рабочим графиком, а также улучшению условий труда и перестройке рабочей силы, введению положений, разрешающих пенсионерам, занятым неполное рабочее время, получать пенсию или ее часть; создаются профессиональные структуры, которые стимулируют производительность этих социальных категорий населения с целью эффективного использования опыта стареющих работников. Лица, находящиеся на режиме предпенсионеров, получают право работать неполное рабочее время.
В конце 80-х годов в ряде стран и в первую очередь в США наметилась тенденция роста занятости лиц старших возрастных групп. Однако для многих стран это остается пока трудноразрешимой задачей из-за относительно высокого уровня безработицы.
Финансирование пенсий по старости
Техника финансирования пенсий по старости является такой же разнообразной, как и институциональная структура пенсионных систем. По словам Э. Рейно, в странах, входящих в состав Европейского Союза, наиболее широкое распространение получили две пенсионные системы: распределительная и накопительная.
Как подчеркивает Э. Рейно, разграничение между этими двумя системами проводится с целью определения лучшей комбинации методов финансирования, которая должна использоваться с учетом происходящих демографических изменений. Само же различие между наиболее распространенными методами финансирования пенсионных систем не является ярко выраженным.
Главными же при определении метода финансирования являются вопросы, относящиеся к сфере политики и культуры, т.е. к выбору методов регулирования социально-экономических процессов.
Теоретически в зрелой пенсионной системе предпочтительность того или иного метода финансирования может базироваться на следующих трех переменных:

  • среднегодовая процентная ставка по вкладам в накопительных системах;
  • годовой прирост средней заработной платы плательщиков взносов;
  • средний прирост численности плательщиков взносов.

Если среднегодовая процентная ставка по вкладам выше, чем сумма выраженного в процентах среднегодового прироста средней заработной платы и численности плательщиков взносов, то предпочтение следует отдать накопительному методу, так как он обеспечивает застрахованным большую прибыль на их взносы. В противном случае более предпочтительным является метод распределения. При равенстве указанных показателей ни один из механизмов не может считаться более эффективным.
Предположения о том, что пенсионные механизмы и все механизмы социальной защиты возникли только в результате инициативы государства и что только оно отвечает за них, в корне не верны. На самом деле в большинстве стран, особенно в
странах Европейского Союза, социальные системы создавались в результате как общественных, так и частных инициатив. В организации таких систем наряду с государством важную роль играли работодатели. В каждой стране профсоюзы также принимали участие в том, что в настоящее время определяется как двухопорная система.
Первой опорой являются обязательные системы пенсионного страхования, так называемые основные, или государственные, системы, которые были введены посредством закона и в создании которых государство играло ключевую роль.
Вторая опора состоит из дополнительных, или профессиональных, пенсионных систем, создаваемых работодателями, профсоюзами, профессиональными ассоциациями работников.
В 1994 г. страны Европейского Союза можно было разделить на две категории в зависимости от той доли, которая приходилась на дополнительные профессиональные пенсионные системы в общей системе пенсионного обеспечения.
Первая категория — это страны, в которых широко распространены дополнительные пенсионные системы: Дания, Франция, Германия, Греция, Ирландия, Нидерланды, Великобритания.
Вторая категория — это страны, где такие системы играют незначительную роль: Бельгия, Италия, Люксембург, Португалия и Испания.
Дополнительные профессиональные пенсионные системы могут быть добровольными или обязательными. Добровольные системы создаются их учредителями самостоятельно. Обязательные системы требуют от работодателей безусловного охвата всех своих сотрудников.
Распределительная пенсионная система опирается на следующий основной принцип: взносы, уплачиваемые в течение определенного периода, используются на выплату пенсий, предоставляемых в том же периоде.
Накопительная пенсионная система основывается на принципе предварительного накопления средств, необходимых на выплату пенсий.
Системы пенсионного обеспечения по старости в странах Европейского Союза в течение последних нескольких лет находились в процессе адаптации к изменениям социально-экономических условий, которые существовали в период их создания и развития. Экономическая значимость этих систем рассматривалась государством с точки зрения снижения регулирующей роли и уменьшения роста обязательных взносов. Несмотря на изобилие сравнительных экономических исследований влияния на уровень национального накопления двух методов финансирования пенсионных систем, распределительного и накопительного, каких-либо убедительных результатов получено не было. Мнение, будто бы введение накопительных систем способствует уменьшению ответственности государства, не подтвердилось.

Опубликовано 30.11.-0001.

Ответить

Фотогалерея

Войти