Сущность социальной работы в России

С конца 80-х годов в России происходят значительные политические, экономические и социальные изменения. Приходят в упадок прежние системы социального обеспечения, образования, здравоохранения и культуры, трансформируются все прежние формы жизнеустройства, распадается свойственная уходящему обществ* система ценностей. В морально-психологическом плане содержанием подобных процессов является атмосфера нетерпимости и конфронтации, неуважения к закону, рост преступности и насилия. Возможно, никогда прежде описанное М.Вебером состояние аномии, т.e. безнормативности, кризиса морально-этических норм, крушения прежних ценностей, на смену которым не пришли еще новые, не проявлялось настолько остро. Социальное развитие происходит в деформированных формах, вытесняя если не большинство, то значительную часть населения из активной экономической жизни, превращая миллионы людей в бедняков, маргиналов. И теоретически, и практически преобразования систем такого масштаба, включающие экономику, политику, социальные отношения, менталитет общества, требуют вскрытия глубинных причин негативных явлений, научного анализа происходящих процессов, взвешенного определения способов и средств их преодоления.
Поверхностный подход к возможным трансформациями социально-политическое реагирование на уровне «здравого смысла», когда видят только одну сторону проблемы, один аспект явления действительности, не принимая в расчет всей сложности их системных связей, зависимостей и опосредований, не моделируя прогнозов последствий того или иного вмешательства, к сожалению, однократно демонстрировали свои плачевные результаты, когда в лучшем случае итогом такого воздействия было достижение, наряду с поставленной целью, также и нежелательных, побочных результатов, а в худшем случае – получение результатов, ложных намеченной цели.
Сложное сплетение различных сторон действительности обусловливает поликаузальность социальных проблем общества.
Это, в свою очередь, предопределяет множественность социальных технологий и методик, которые призваны разрешать эти проблемы. Характер и состояние различных параметров социальной сферы, уровень ее развития зависят от многих обстоятельств, и попытка редуцировать все к немногим избранным факторам, «удобным» по той или иной причине, может привести к серьезным просчетам при разработке и реализации социальных программ. Среди этих обстоятельств следует отметить:
- состояние производительных сил, их потенциальная и актуальная наукоемкость, способность воспринять и использовать достижения научно-технологической революции,
- социально-экономическая модель общества,
- социальная стратификация общества и уровень реализации интересов различных групп в политической структуре,
- зрелость духовной культуры общества. Механизмом, при посредстве которого должны осуществляться в основном изменения в обществе, является социальная политика государства, через которую реализуются объективные возможности экономического, политического и духовного потенциала общества.
Опыт социальной политики, проводившейся при Советской власти, а также итог первых лет радикальных экономических реформ заставляют в настоящее время разрабатывать концепции социальной политики, решительно отвергающей «валовой» подход, оказание всеобщей, безадресной помощи. Причиной этому не только экономические трудности государства, не способного обеспечивать «сплошную» социальную поддержку, но и изменение подхода к человеку в обществе, возрастание роли индивидуальной ответственности, инициативы. В качестве приоритетных объектов социальной поддержки выделены те малообеспеченные и социально уязвимые слои населения, которые реально столкнулись с угрозой экономической и социальной деградации – инвалиды, пенсионеры, многодетные семьи, безработные, беженцы и т.д. Социальные программы более конкретно ориентируются теперь на развитие самопомощи и самообеспеченности, конкретный учет специфики интересов и потребностей этих групп населения, на личностный характер помощи. Такой подход получает правовое обеспечение в Российской Федерации и ее субъектах, отражаясь в федеральных законах, указах Президента РФ и других нормативных актах.
Одной из ведущих форм социально-политического, организационно-управленческого реагирования на сложившуюся кризисную ситуацию, инструментом осуществления социальной политики является профессиональная социальная работа. Содержанием ее можно считать оказание помощи людям, попавшим в сложную жизненную ситуацию, посредством диагностирования их проблем, информационной, консультативной деятельности, прямой натуральной, финансовой, социально-бытовой помощи, педагогической и психологической поддержки, стимулирующей собственные силы нуждающихся, ориентирующей их на активное участие в разрешении собственных проблем.
Сущность социальной работы заключается в оказании помощи в осуществлении социальных прав как индивидов, так и групп различного характера. А поскольку социальные права охватывают собой все стороны и грани, обеспечивающие социальное функционирование личности, то характер проблем, с которыми имеет дело социальная работа, весьма обширен и разнообразен; более того, можно констатировать, что в конкретной социальной ситуации, с которой имеет дело социальный работник, пересекаются различные виды и типы социальных проблем.
Во-первых, социальная работа имеет дело не только с индивидуальными, но и с групповыми клиентами – семьями, трудовыми и соседскими коллективами, молодежными или профессиональными группами, объединениями лиц со сходными трудностями. Поэтому в каждом действии социального работника, в любой применяемой им технологии или методике обязательно должно встречаться сочетание индивидуальных и групповых методов. Разрешение проблем детско-родительских или межсупружеских отношений, коммуникативных трудностей сотрудников какого-либо предприятия, межличностных или межгрупповых конфликтов невозможно без изменения личности людей, вовлеченных в конфликт. Также и личностные изменения тех, кто обратился за помощью невозможны без реструктурирования социальных связей их ближайшего социального окружения.
В связи с этим анализ проблем социальной работы выявляет на первом этапе, их личностные, групповые, семейные и т.п. основания. В принципе, пирамида причинно-следственных связей и опосредований может включать в себя все уровни, от индивидуального масштаба до общечеловеческого или планетарного – неоспоримо, что одной из причин голода и бедности являются глобальные климатические причины, ограниченность природных ресурсов, – однако, помня об этих обстоятельствах, социальный работник при анализе положения клиента, выборе конкретных технологий помощи ему, должен вовлекать в рассмотрение в первую очередь проблемы и причины оперативного уровня, на которые он в состоянии воздействовать и которые способны стабилизировать или улучшить социальную ситуацию клиента.
Многое в социальной работе зависит от типа общества и характера осуществления власти. Социальная работа, по определению, принадлежит демократическому обществу и социальному государству. Однако ни демократичность, ни социальность не являются стабильными константами – их актуализация представляет собой процесс, который осуществляется со множеством флюктуаций и сбоев. Политическая декларация или даже юридическая фиксация демократических норм отнюдь не всегда совпадает с их реализацией. Чувствительность власти к потребностям и мнениям населения прямо влияет на социальную активность людей. Неудачное строение властных структур, когда-то отвечавшее потребностям времени, а потом безнадежно устаревшее, может сделать неэффективным проведение социальной политики, даже если предпосылки ее были вполне успешны. Наконец, личностный фактор во власти и управлении значительно влияет на содержание и формы деятельности соответствующих органов и учреждений, на восприятие этой деятельности со стороны населения.
Важную роль в современной действительности играют социально-экологические проблемы, причем значимость их определяется не только негативными последствиями неконтролируемого, экстенсивного развития техногенных процессов техногенными катастрофами, загрязнением природы и снижением стандартов окружающей среды. Масштабы даже повседневного, некатастрофического антропогенного воздействия на различные системы нашей планеты сегодня таковы, что превышают способности Земли к самовосстановлению. Любой акт человеческой деятельности неизбежно влечет за собой тепловое загрязнение атмосферы, даже если будет основан на современнейшей технологии. В то же время остановить развитие, свернуть техногенное воздействие человека на природу невозможно. Социально-экологическое содержание в той или иной мере пронизывает все социальные технологии и методики, причем мера его выраженности зависит не только от конкретных условий их осуществления, но и от уровня развитости общечеловеческой и экологической культуры деятелей.
Серьезное значение для развертывания социальной политики имеет круг социально-экономических проблем, причем значение это многопланово. Во-первых, уровень средств, которые общество и государство способно направить на решение тех или иных социальных вопросов, зависит, не в последнюю очередь, от состояния экономики, устойчивости работы народнохозяйственного механизма. Во-вторых, немалое количество проблем в обществе имеет природу, пограничную между чисто экономическими и чисто социальными. Наконец, разрешение целого ряда экономических проблем в обществе невозможно без разрешения социальных проблем: трудный ход реформ в России не в последнюю очередь объясняется тем, что большинство населения утратило в их ходе свой социальный и имущественный статус, его положение ухудшилось. Вместе с тем, без роста образованности, физического и социального здоровья, социальной компетентности и политической грамотности населения невозможно развивать новые, высокотехнологичные виды деятельности, реализовывать многообещающие социальные технологии.
Своеобразно значение в обществе проблем социальной стратификации. С одной стороны, все более парциальная, учитывающая все более конкретные, частные, отдельные основания для выделения социальных слоев и групп, система общества является атрибутом демократического и социального развития. Только в такой системе появляется возможность презентации если не всех, то хотя бы максимально возможного числа интересов и предпочтений. Общество находит возможность институционализации и признания взглядов меньшинства в рамках субкультуры, не стремясь более подогнать всех индивидов под один ранжир.
С другой стороны, социальная дифференциация, когда она наделяет одни группы в обществе богатством, властью и информацией, а другую часть населения изолирует от этих важнейших истопников социальных ресурсов, вытесняя не только на грань бедности, но иногда и за грань физиологического выживания, причем причины такой дифференциации ни объективно, ни субъективно не оправданы – такая ситуация в обществе не может служить залогом социальной стабильности. В современном обществе, с его преимущественно ненасильственными способами социального управления и регулирования, могут существовать социальные различия только на основе общественного согласия, только в том случае, если они признаются приемлемыми большинством населения. Резкое упрощение социальной структуры, в которой маленькому слою (6 – 10 % населения) сверхбогатых противостоит остальная масса – малоимущие, неимущие и бедные, «вымывание» среднего класса – все это придает уязвимость социальной системе.
Специфический комплекс социальных проблем составляют поведенческие проблемы. Когда проводится анализ девиантного поведения индивидов или групп, привычно выделяют категории алкоголиков и наркоманов, преступников, проституток и т.д. Но вопрос о девиации не сводится только к этим типам. Для того, чтобы определить отклонение, необходимо в первую очередь конкретизировать понятие нормы, того общесоциального нравственно-поведенческого, ценностно-регулирующего ядра, от которого и «отклоняются» носители девиантного поведения. В процессе такого анализа выясняется, что проблема нормы чрезвычайно сложна, исторически изменчива и социально конкретна. В самом деле, можно ли считать отклонением от нормы употребление алкогольных напитков, если, по оценочным данным, такое поведение свойственно не менее 90 % взрослого населения нашей страны? А попытки разграничить употребление и злоупотребление, возможно, есть просто результат лицемерия, стремление морально оправдать социально признанный вид наркомании. Девиантное поведение, и социальный работник при анализе ситуации должен иметь это в виду, может быть либо проявлением асоциальности или даже антисоциальности, либо вариантом поискового, эвристического поведения, которое завтра может стать нормой для большинства.
По мере разворачивания информационной революции в мире все большее значение приобретают социальные проблемы доступа к информации, коммуникационного обеспечения жизнедеятельности. Мнение о том, что информация – это власть, причем одна из самых эффективных, стало формироваться в начале XX века, с появлением технических средств массовой коммуникации. Теоретический анализ механизмов поведения толпы (Г. Лебон) совпал с художественным осмыслением этого процесса («Как голосованием признали Землю плоской»): в период, когда информационные сети или телевидение не были еще даже в проекте, а из всех средств массовой коммуникации существовали только грампластинки и весьма примитивное радио, проницательные мыслители увидели огромную роль их для воздействия на массы и огромную опасность манипулирования людьми.
Оставив в стороне политические технологии, невозможные без использования СМИ, отметим, что в социальной сфере информационные процессы имеют также большое значение. Недаром масштабные (в рамках целых стран) социальные проекты, направленные на стабилизацию социально-экономической обстановки в некоторых государствах, известных прежде крайней нестабильностью, включали в себя в обязательном порядке выравнивание социального неравенства и обеспечение максимально широкого доступа к информации (как к получению ее, так и к распространению собственных мнений, взглядов, точек зрения) максимально широких слоев населения. Доступ к информации и информационным технологиям, помимо всего прочего – это как бы пропуск в XXI век, тот рубеж, не преодолев который, нельзя надеяться на включение в современные, прогрессивные, инновационные процессы, на достижение высокого статуса в обществе будущего.
Проблемы символизации и моделирования мира относятся к полю социокультурного развития и на первый взгляд прямо не затрагивают сферу социальной работы. Однако в действительности это область осмысления мира, его ценностного анализа и освоения. Даже словесное оформление идей и образов небезразлично для человеческого самочувствия и деятельности – сравните термины «увольнение с работы» и «высвобождение с работы». Давая имя какому-то явлению, мы тем самым наделяем его определенными представлениями, которые влияют на наше восприятие содержания. Длительные (и еще не завершенные) споры о названии профессии социальной работы демонстрировали в каждом предлагавшемся термине (соционом, социальный инженер, социальный работник и т.д.) различные стороны этой деятельности.
Символизация мира заключается также в создании идеальных конструкций, чаще всего неписаных, но, тем не менее, активно влияющих на реальные процессы. Так, «мистическая сила закона» существует автономно от действующих кодексов и нормативных актов: она может сочетаться даже с «обычным правом» ранних государственных образований, и может отсутствовать при самой виртуозно разработанной системе законодательства. «Образ личности» изменяется исторически и этнически, при этом наряду с множеством конкретных индивидов существует свойственное каждому времени и народу идеальное представление о том, что такое личность. Наконец, трудно формулируемая, но властная система ценностей, которая превращает совокупность индивидов в общество, причем общество определенного типа, и выделяет в этом обществе отдельные группы, члены которых разделяют приверженность к определенной системе ценностей, некоторым образом отличающейся от общей – это тоже относится к миру символизации действительности. Заметим, что эта сфера деятельности характеризует разумную, интеллектуально-психическую сторону деятельности человека.

Опубликовано 20.11.2010.

Ответить

Фотогалерея

Войти