Конструктивная роль самоорганизации в период качественных преобразований системы.

Конструктивная роль самоорганизации в период качественных
преобразований системы.


самоорганизация как самосохранение и самовоспроизводство:
«самоорганизующиеся системы» в кибернетике

Как это ни странно, категория «самоорганизующиеся системы» возникла в понятийном арсенале кибернетики. Странно потому, что объектом кибернетики, как известно, являлись системы, созданные человеком и им же управляемые. О какой доле самостоятельности, спонтанности и непредсказуемости (то, что интуитивно мы вкладываем в понятие самоорганизация) может идти речь в этом случае? Кстати, и сам случай понимался всего лишь как ошибка в управленческих расчетах или «непознанная закономерность». Тем не менее, кибернетика работала со сложными системами, взаимодействующими с внешней средой, и уже поэтому отличающимися от идеальных моделей «закрытого» типа. И хотя способность сложных систем к переработке внешней информации во имя устойчивой жизнедеятельности трактовалась в кибернетике именно в русле термодинамических представлений (Н.Винер: информация понимается как негэнтропийная способность системы к организации случайных сигналов), вопреки той же термодинамической логике, чем более сложной оказывалась система, тем менее открытой и более устойчивой она становилась (чем выше сложность системы, тем лучше она научается гасить внешние помехи и обеспечивать свой гомеостаз). Используя это свойство сложноорганизованной технической системы, человек ставит перед ней соответствующую «сверхзадачу»: не просто поддерживать заданное желаемое состояние, но и находить свое оптимальное состояние при изменяющихся параметрах внешней среды.
Таким образом, «самоорганизующиеся системы» в кибернетике – это системы, способные автоматически находить свое оптимальное состояние при любых изменениях внешних условий, самонастраиваться, самостоятельно переходить из произвольного начального состояния в определенное устойчивое состояние. У.Эшби использует термин «ультраустойчивость», характеризуя способность сложных динамических систем направлять свое поведение, самонастраиваться и самоизменяться путем запоминания и воспроизводства лучших реакций, необходимых для их успешного функционирования и благополучной адаптации к изменениям внешней среды.
Классическая кибернетика имела дело с управляемыми моделями, в которых благодаря работе регулятора и отрицательной обратной связи уменьшаются нежелательные отклонения от установившегося или желаемого состояния. Однако в природных и социальных процессах взаимодействия могут, напротив, усиливать отклонение от исходного состояния (с помощью положительной обратной связи). Примеры – эволюция живых организмов, международные конфликты, накопление капитала. В конце 70-х – начале 80-х годов возникла новая волна в развитии идей кибернетики – так называемая «кибернетика второго порядка», которая гораздо больше внимания стала уделять именно спонтанности, непредсказуемости в поведении систем повышенной сложности. Исследователей интересовали те изменения системы, которые управляющий ею человек не способен в полной мере предвидеть (С.Бир, У.Матурана, Ф.Варела, М.Зелени, Н.Луман, М.Маруяма, Дж.Мердал, П.Мертен и др.). В отличие от классической кибернетики, ориентированной на изучение процессов управления в технических системах, объектом исследования становятся процессы управления в «живых» — природных и социальных — системах.
Процессы, гасящие отклонения, происходящие в системах первого типа, М.Маруяма предлагает называть «морфостазисом», а процессы, усиливающие отклонения в системах второго рода, — «морфогенезисом».
Проблемы в социальном управлении начинаются, в частности, тогда, когда к морфогенетическим системам применяют правила управления морфостатическими системами. Так, Н.Луман, анализируя процессы внутренней дифференциации общества, объясняет, почему эволюционное развитие общества осуществляется наперекор сознательному планированию равенства путем претворения в жизнь лозунгов о равных возможностях. Дело в том, что в социальных системах небольшие начальные различия (воспитание, внешние данные, случай) увеличиваются в функциональных социальных подсистемах. Это усиливает социальное неравенство, накапливаются различия между классами и регионами.В чем причина такого сложного и малопредсказуемого поведения морфогенетических систем? Кибернетика второго порядка для описания свойств таких систем, обеспечивающих их сложность, использует новые термины – «автопоэзис» и «самореферентность».
Термин «автопоэзис» (букв. «самотворчество», «самопроизводство») У.Матурана вводит для обозначения циркулярной организации в динамике автономности и самовоспроизводства живых систем, которые создаются и регенерируются сами. При этом они сохраняют свою организацию гомеостатически неизменной путем вариации собственной структуры, т.е. сохраняют свою целостность, идентичность и границы.
Самосохраняющиеся системы представляют собой циклично связанные самоорганизующиеся подсистемы, где предыдущая создает условия для последующей; причем, последняя подсистема в цикле поддерживает первую, так что, сохраняя друг друга, подсистемы защищают весь цикл (метаболизм клеток, система взаимных договоров и т.п.). Таким образом, самосохраняющиеся системы обязательно являются самореферентными. Самореферентность означает свойство системы каким-либо образом относиться к самой себе. Социальные системы используют коммуникацию для того, чтобы связывать действия, формообразующие систему (это круговорот внутри системы). Итак, автопоэзис порождает автономию, независимость от среды, переводит внимание на внутреннюю связанность, заставляет рассматривать системы как операционально замкнутые. Операциональная замкнутость этих систем проявляется не в том, что они закрыты от внешней среды, а в том, что здесь нет однозначной причинно-следственной связи в виде прямого реагирования на входные воздействия. Не столько внешний стимул, сколько внутреннее состояние системы определяет ее поведение, используя энергию внешней среды. При таком понимании самоорганизующегося поведения подчеркивается, что система, характеризующаяся богатством собственного поведения, может наделять мир внешних возмущений собственными значениями, делая его своим собственным миром, привнося в него смысл, новизну, непредсказуемость (экологическая, социальная системы).
Необходимо признать, насколько обогатилось наше представление о возможностях и принципах управления социальными и экологическими процессами благодаря этим исследованиям. Самоорганизационные процессы наделяются творческим и конструктивным характером, а значит: прямое планирование и обдуманные нововведения годны лишь для относительно простых систем, в сложных же можно сохранять и поддерживать порядок, осознавая его спонтанность, признавая позитивным и конструктивным автопоэзис системы. Получили признание и практическое распространение новые управленческие теории: эволюционный менеджмент (Ф.Малик и Г.Пробст), методология мягких систем П.Чекланда, система поддержки решений на основе спиральных циклов П.Мертена, жизнеспособные организации С.Бира и др.
Саморегуляция в гомеостатически устойчивых системах осуществляется, главным образом, в форме обратной связи. Если в системе эти связи игнорируются или прерваны, управление не может быть эффективным, и отклонения, перешедшие границу гомеостазиса, быстро достигнет критического значения. Именно корректирующая обратная связь – необходимое условие существования системы в стохастическом мире, для достижения динамического равновесия с которым требуется соответствующее регулирование внутренних процессов на основе получаемой извне информации. Поскольку существуют жесткие ограничения в виде допустимого диапазона отклонений, в пределах которого функциональная система способна осуществлять саморегуляцию, стабилизировать некоторые параметры посредством направленного упорядочения ее структурных и функциональных отношений, превышение «гомеостатического диапазона» (у Г.Спенсера – «накопление дисгармоний», у А.Богданова – «нарушение тектологической границы») приводит к деструкции, опасному возрастанию энтропии.
Сохранение целостности и жизненных функций за счет саморегуляции имеет большое значение для социальной системы любого уровня. Как отмечает Р.Ф.Абдеев, «оптимальной считается та система регулирования (управления), которая работает при малых отклонениях параметров, не допуская их опасного нарастания до величин, близких к предельно допустимым для данной системы».
Тем не менее, несмотря на методологические новации, кибернетическая концепция по-прежнему ориентирована на проблемы стабильности и самосохранения систем, а самоорганизационная сложность систем подчинена поиску адаптационной устойчивости.

Самоорганизация в динамических (изменяющихся) системах

Довольно длительное время наука при рассмотрении строения и эволюции мира преимущественное внимание уделяла представлениям о статической устойчивости, упорядоченности, однородности, обратимости. В условиях нарастающих темпов изменений в мире, свидетелями которых мы являемся, трудно говорить о стационарных структурах, об устойчивых, неизменных образованиях, как о чем-то лежащем в основе мироздания. Устойчивость, или хотя бы метастабильную устойчивость следует искать в динамике, а не в неподвижности во времени.
Более того, экспериментальные и теоретические открытия естественных наук в 70-80-е гг. внесли существенные коррективы в методологические доминанты системных исследований. Теперь исследователей интересуют не системы вообще, а изменяющиеся системы, в которых неустойчивость есть предпосылка изменения способа их поведения. Уточняются базовые понятия системного анализа – устойчивость, стационарность, равновесность. Наряду с рассмотренными традиционными характеристиками системы, в поле зрения попадают новые характеристики (нелинейность, потенциальность, когерентность, критическое поведение и другие). Непосредственно процесс самоорганизации сложных динамических систем становится предметом научных исследований в области синергетики, теории самоорганизации.

Опубликовано 20.11.2010.

Ответить

Фотогалерея

Войти