Цикличность в социальном развитии: чередование фаз статики и динамики

Исследование временной структуры процесса развития организаций системы позволяет выделить в ней качественно различные стадии или фазы – период накопления новых возможностей, новых потенций развития и фазы дезорганизации сложившейся системы, ее перестройки и формирования новой целостности, нового уровня функционирования, центром которого становится иное новообразование.
Сложность анализа возрастает, если учесть, что каждая система одновременно живет в различных циклах: своем и в циклах сопряженных систем – тех, которые входят в нее как подсистемы или части, и тех, в которые входит она сама как их часть или подсистема. В.М.Пашинский обращает внимание на глубокую суть различий в специфике процессов внутри однородной среды и на границе сред: «Жизнь очень крупной социальной системы (например, России) есть жизнь социокультурной среды, обладающей известной глубиной и «плотностью»… Глубинным «слоям» такой среды должна быть свойственна некоего рода океаническая размеренность: какие-либо быстрые смены ритмов движения здесь едва ли возможны – они будут глушиться взаимной связью и массой этих «слоев»… Для «рваных» ритмов, таким образом, остаются лишь поверхностные и приповерхностные зоны, где самоценность конкретных исторических событий вырезает свои узоры. Столкновения, удары, «всплески» и вообще любые скоротечные события и процессы мыслимы только здесь, на границе социокультурной среды со средой окружающего мира». А также Вс.Вильчек «Алгоритмы истории», Ю.М.Лотман «Культура и взрыв», В.Пантин «Ритмы и циклы истории», А.В.Шубин «Гармония истории» и др.
Особый интерес представляют те философско-исторические концепции, в которых методологически сопрягались линейные и циклические представления о направленности исторического процесса, поскольку именно в них можно найти целостное эволюционное видение процессов зарождения, развития и распада устойчивых социальных структур. Учитывая, что в настоящее время исследованиям в области социокультурной динамики уделяется значительное внимание, мы используем в качестве иллюстраций лишь некоторые, наиболее известные эволюционные концепции.
Дж.Вико (1668-1744) предложил теорию циклического развития наций («Новая наука об общей природе наций»). Формирование Естественного порядка есть создание родовой организации, в центре которой – единовластные правители (Отцы Семейств), получившие особые права, благодаря благородству по рождению. Такие правящие Сословия Благородных есть гарант стабильности и сохранения порядка за счет поддержания замкнутости своих сословий от посягательства «неверных» — чужаков со стороны, а также от вторжения внутреннего врага – плебеев. Положение меняется, когда нарушается изначальная равновесность и устойчивость, когда социальные низы начинают проникать в «Благородные Сословия» и размывать их изнутри. Возникает социальная неоднородность с несколькими разными центрами правления (Народные республики). В противостоянии политических сил начинаются гражданские войны и восстания, которые ведут к анархии и взаимному истреблению. Неравновесность охватывает общесистемные масштабы: хаос с макроуровня переходит на микроуровень, угрожая распадом системе («гибелью народов»). Система может дойти до последнего состояния гражданской болезни, когда «народы, подобно скотам, привыкли думать только о личной пользе каждого в отдельности… начинают превращать города в леса, а леса – в человеческие берлоги». Второй возможный путь развития – спасение извне, когда народы становятся рабами и подданными лучших наций, завоевавших их. Третий, оптимальный по мнению Вико – это установление Монархии, которая прекращает распрю и придает бытию нации покой и устойчивость. Так происходит переход к режиму сохранения порядка, способного стабилизировать развитие, сгладить неоднородности, усилить равновесность системы. Каждый народ проходит в процессе развития три постоянно воспроизводящихся цикла: эпоху богов (детство), героев (юность), людей (зрелость, высшая точка цивилизации). Достигнутое прогрессивное состояние общества необходимо сменяется стадией упадка к первоначальному положению.
Концепция Н.Я.Данилевского (1822-1885) стала одной из первых попыток обоснования взгляда на историю как на нелинейный, многовариантный процесс. Он предлагает, по сути, многомерную модель сосуществования различных культурно-исторических типов (КИТ) в обществе («Россия и Европа», 1869). Социальный прогресс «состоит не в том, чтобы всем идти в одном направлении, а в том, чтобы все поле, составляющее поприще исторической деятельности человека, исходить в разных направлениях. На первом этапе эволюции КИТ происходит его выделение от сродственных племен. Данилевский говорит об «оживляющем разнообразии» — наличии независимых составных элементов (народностей), входящих в образование типа, что является условием полноты жизни и развития КИТ в дальнейшем. Далее социальный организм начинает замыкаться, «ограждать свое внешнее существование», что соответствует борьбе народов за свою политическую независимость, созданию государств (новых структурных образований). Однако, как замечает Данилевский, «период цивилизации есть время растраты – растраты полезной, благотворной…, но все-таки растраты, и как бы ни был богат запас сил, он не может, наконец, не истощиться» (идея диссипации, ведущей к упрощению и распаду). Причем, если период накопления культурного запаса народом неопределенно долог, то период цивилизации («плодоношений», «растраты», «творчества») весьма короток, культура быстро иссякает и приходит к естественному концу. Так, подобно биологическим организмам, общество проходит стадии зарождения, возмужания, дряхления и гибели.
К.Н.Леонтьев (1831-1891) выделял три стадии циклического развития: первичную «простоту»; цветущую «сложность»; вторичное «упрощение» и «смешение».
Аналогичные построения мы находим у О.Шпенглера (1880-1036). Понятием «культура» Шпенглер обозначает период развития определенного человеческого сообщества. Происходит локализация (самоопределение) «душевного состояния» народа. Время жизни культуры – порядка тысячи лет. Культуры, по мнению Шпенглера, возникают с «возвышенной бесцельностью, подобно цветам в поле», и столь же бесследно уходят со сцены, не оставляя после себя ничего. Каждая культура, исчерпывая свои внутренние творческие возможности, мертвеет и переходит в стадию цивилизации, для которой свойственны атеизм и материализм, агрессивная экспансия вовне, радикальный революционизм, сциентизм и урбанизация. По убеждению Шпенглера, рационалистическая цивилизация означает деградацию высших духовных ценностей культуры. Цивилизация – это «умственная старость», состояние, когда иссякает изобилие культуры, «она застывает», отмирает, силы ее надламываются. Шпенглер выявил признаки социального бытия, которые характеризуют состояние энтропийного угасания культуры: экспансия, пространственное расширение; потребность к освоению новых ресурсов; структурное расслоение на «мировой город» и провинцию, сглаживание центров неоднородности, вертикальная иерархия, устранение разнородности и разнообразия; нивелировка, усреднение социального разнообразия – однородная толпа одинаковых людей, духовная редукция – массовая культура.
А.Дж.Тойнби (1889-1975) в своем фундаментальном труде «Постижение истории» исследует законы повторяемости общественного развития. Элементарной «клеточкой» истории Тойнби считает столкновение Вызова, ставящего под угрозу существование общества, и творческого Ответа, даваемого людьми. История рождает целый спектр возможных ответов (и не-ответов) на каждом этапе «исторического испытания» (идея альтернативности и многовариантности). Формируется локальная цивилизация, обладающая неповторимым своеобразием. Фундаментальным признаком роста цивилизации Тойнби называет процессы самоопределения и усиливающуюся дифференциацию между творческим меньшинством и нетворческим большинством. Надлом в развитии цивилизации начинается тогда, когда силы инерции берут верх над творческими тенденциями, рождающими социальные инновации. Происходит «самозамыкание» системы, усиливается тенденция стандартизации и однородности. Развитие цивилизации становится возможным лишь за счет территориальной экспансии, порождающей милитаризм. «Милитаризм надламывает цивилизацию, втягивая локальные государства в междоусобные войны». В фазе надлома возникают и конструктивные попытки предотвратить и приостановить дальнейшую дезорганизацию (идея универсального государства и вселенской церкви). Однако этот процесс «завершается в свою очередь надломом, знаменующим начало нового спада, за которым уже не наступит оживление, но последует окончательный распад». Таким образом, цивилизация жизнеспособна, пока элита сохраняет духовный потенциал (нет, как у Шпенглера, фатализма старения и смерти).
Л.Н.Гумилев (1912-1992) считал, что недопустимо разделять социальные и биологические факторы, определяющие процесс развития цивилизации. В этом он видел главный недостаток предшествующих концепций цикличности. Гумилев полагает, что нашел фактор, определяющий развитие этноса, введя понятие пассионарности. Пассионарность (как характеристика поведения и психики) – «активность, проявляющаяся в стремлении индивида к цели (часто иллюзорной) и в способности к сверхнапряжениям и жертвенности ради достижения этой цели». Обобщив 40 индивидуальных историй этногенеза, Л.Н.Гумилев предложил свою модель жизненного цикла этноса. Самопорождение этноса – спонтанный выброс пассионарной энергии – генетической микромутации (по сути, случайного отклонения). Возникнув в момент пассионарного толчка, этнос должен немедленно сложиться в систему. На этом этапе формируются социальные институты, характер которых запраграммирован конкретными географическими условиями и временем. Это фаза подъема. Ее характеризует согласованность действий пассионариев и, вместе с тем, порядок в социальной иерархии (система экономит силы, не допуская внутрисистемной борьбы во имя достижения общей цели). Ментальность является основным консолидирующим фактором. Формула «Будь тем, кем ты должен быть» в качестве общественного императива отражает высокую дисциплину во вновь возникшей системе, которая воспринимается людбми не как тягостная обуза, а как необходимое условие достойного образа жизни. Потребность в самоутверждении обуславливает быстрый рост системы, ее территориальную экспансию и усложнение внутриэтнических связей. Акматическая фаза (расцвет, зрелость): пассионарное напряжение достигает наивысшего напряжения. Пассионарии перестают работать на общее дело и начинают бороться каждый за самого себя: «Будь самим собой». Возникает внутрисистемное разнообразие: рост индивидуализма в сочетании с избытком пассионарности часто приводит этнос в состояние «пассионарного перегрева»; энергия, которая в первой фазе тратилась на бурный рост и экспансию, начинает погашаться на внутренние конфликты. Фаза надлома сопровождается острыми конфликтами, Гумилев рассматривает ее как своеобразную «возрастную болезнь» этнической системы. Режим сохранения порядка – инерционная фаза этногенеза. Назревает желание стабильности, порядка («Мы устали! Дайте пожить!»). Возникают устойчивые государственные образования, в которых наличие крупного пассионарного центра цементирует обширные периферийные области. Общественный императив «Будь таким, как я» ориентирует на общепринятый эталон для подражания. В этносе доминируют люди гармоничные, способные к созидательной деятельности – законопослушные, работоспособные обыватели, чиновники, бизнесмены. Этнос производит грандиозную работу, что бывает полезно для культуры, но губительно для природы. В последующей фазе обскурации («затемнения») этнос существует за счет накопленных материальных ценностей и навыков. Господствует императив «Будь таким, как мы», пассионарии вытесняются на окраины или за границы системы. Доминировать начинают низшие слои субпассионариев, носители обскурации (люди первичных, витальных потребностей). Происходит постепенная депопуляция. Конструктивная деятельность подменяется потребительской, общественный организм начинает разлагаться (коррупция, преступность, авантюризм власти, слабая армия). В результате остаются реликтовые этносы, впадающие в состояние гомеостаза. Мемориальная фаза – завершение процесса этногенеза. Воспоминание о былом величии сохраняют только отдельные члены общества. На каждой из перечисленных фаз возможен, впрочем, процесс регенерации или же «новый пассионарный взрыв». Гумилев подчеркивает разнообразие человеческой истории – одновременно в разных регионах представлены разные фазы процесса самоорганизации этноса.
Почему подобные «цивилизованные империи» рушатся так легко под ударами малочисленных и часто более отсталых врагов? Вполне понятно, почему это происходит в критической фазе надлома, но чем объясняется риск гибели этноса в фазе инерции или обскурации? Потому что система вынуждена черпать запасы негэнтропийной энергии из окружающей среды (ограбление природы, нарушение баланса биоценоза). Сама она отличается структурной хрупкостью и адаптационной неприспособленностью, расходуя все силы на борьбу с инакомыслием, тотальное погашение внутренних девиаций, нивелирование разнообразия.
Влияние природных факторов на процессы социальной динамики были исследованы А.Л.Чижевским (1897-1966). В своей книге «Физические факторы исторического процесса» (1924) он делает вывод, что течение всемирно-исторического процесса составляется из непрерывного ряда циклов с периодом 11 лет, синхронных с пятнообразовательной активностью солнца. Чижевский считал, что «солнце не решает ни общественных, ни экономических вопросов, но в биологическую жизнь планеты оно безусловно вмешивается активно». Неблагоприятные в физиологическом отношении изменения окружающей среды усугубляют отрицательные моменты жизнедеятельности людей: усиливается угнетенное состояние психики, обостряется раздражительность и негативные реакции, что с большой вероятностью ведет к негативным социальным последствиям. Интересно заметить, что воздействие природных факторов на социальное поведение учитывается и в некоторых сугубо социологических исследованиях, например, Э.Дюркгейм прослеживает влияние сезонных колебаний на число самоубийств наряду с другими определяющими факторами.

Опубликовано 20.11.2010.

Ответить

Фотогалерея

Войти