Западная и отечественная теоретические парадигмы социальной работы: сходство и различия

Под парадигмой здесь понимаются системы, модели помощи и взаимопомощи, наличествующие в тот или иной исторический период в той или иной стране. Для парадигмы помощи характерно:

  • доктрина помощи;
  • организационные формы;
  • субъект — субъекты помощи в их культурно-исторической индивидуальности;
  • объект помощи.

1. В западной модели помощи идеи альтруизма находят свое развитие в логике идей индивидуализма, где чувства мысли и желания отдельного человека выступают как высшая самоценность. Отсюда специфика рефлексии помощи, когда клиентом выступает как индивид и отдельная группа, которым отдается преимущество, так и сообщество и община, которые рассматриваются в логике субъектности.
К.Поппер, размышляя о синтезе индивидуализма и альтруизма в западной цивилизации, писал: “Этот объединенный с альтруизмом индивидуализм стал основой нашей западной цивилизации. Это — ядро христианства (“возлюби ближнего своего”, — сказано в Священном Писании, а не “возлюби род свой”), а также всех этических учений, получивших развитие в нашей цивилизации и ускорявших ее прогресс”.
В основе философии помощи отечественной модели лежат идеи соборности. Альтруизм восходит к общинному коллективизму, к этической, нравственной идее народности, как идее истинности и справедливости. Отсюда не случайно наибольшее развитие получают общественные, общинные формы помощи не только в дореволюционной, но и в постреволюционной России.
А.Ф.Лосев так раскрывает идею соборности: “Тут имеется в виду социальность как глубочайшее основание всей действительности, как глубочайшая и интимнейшая потребность каждой отдельной личности, как то, в жертву чему должно быть принесено решительно все. Это общее животрепещущее социальное тело, в котором каждая личность не больше как один из бесчисленных органов или клеток, перешло из старого мировоззрения, …в примат общественности и народности, в чувство бесконечной, напряженной ответственности перед народом… ”.
Таким образом, индивидуальность здесь проявляется через общинность, и коллективность становится базовым принципом помощи. В этом можно увидеть специфические социогенетические корни отечественной модели помощи и милосердия.
2. В основе мировоззренческой доктрины помощи и в отечественной и в западной моделях лежали принципы и идеи христианства.
В западной модели процесс помощи рефлексируется как духовное преображение, которое “предполагало внутреннее изменение, обновление духа, что вело к “воскрешению” и “возрождению” и превращало грешника-нарушителя в достойного члена общины”.
В этих подходах виделся индивидуальный путь спасения отдельного человека. Причем характерно, что общественные отношения, общественные идеалы выступают в качестве нормы. А отсюда стремление к формированию социально необходимого поведения, которое воспитывается и рефлексируется в христианской парадигме мышления Запада.
В западной модели помощи участие в судьбе человека принимали различные конфессии. Антагонизм вероисповеданий привнес в модель помощи эгалитарные тенденции личностной свободы.
Философия помощи отечественной модели раскрывается в логике идей православия. Русская Православная Церковь в течение тысячелетия формировала национальное сознание, национальный духовный опыт.
Философия призрения становится на многие столетия определяющим подходом в отечественной модели помощи. Призреть — значит приблизить, озаботиться нуждами ближнего своего. Отсюда другой модус рефлексии помощи. Им является не столько “общественный космос”, сколько нравственный идеал, поднимающий русское сознание к иному горизонту нормы.
С.Л.Франк, определяя специфику русской духовности, выделяет критерий, который отражает сущность моральной нормы, определившей подходы различных видов и уровней помощи в России, “…когда речь идет о русских поисках “блага”, имеются в виду не ценности, приносящие личное спасение или исцеление, но принцип или порядок, т.е. в конечном счете религиозно-мифический пункт, или основа, на которой должна зиждиться вся человеческая жизнь, да и все космическое мироздание, и через которую человечество и мир спасаются и преображаются”.
Критерием нормы выступает как бы не сама реальность, а идеальная реальность , которая подвижна и постоянно изменяется в духовной культуре русского сознания. Отсюда, видимо, и проистекают эти метания в принципах и подходах, в системах помощи. Так, Стоглавый собор официально разрешает нищенство, легализует и оформляет соответствующие институты помощи, тогда как реформы Петра I проводятся без учета сложившихся традиций, причем выдвигаются новые принципы организации помощи. Это характерно и для моделей помощи постреволюционной России и России этапа реформ.
3. Социальная работа как профессия в западной модели помощи возникает из добровольного общественного движения феминисток и либерально-демократической оппозиции. Аналогичная тенденция наблюдается и в России. Но если в западной модели развитие от добровольной помощи к профессиональной носило непрерывный характер, т.е. для западной модели характерен эволюционный путь развития, то в России развитие профессии носило дискретный, т. е. прерывистый характер. Даже ее современный, профессиональный этап характеризуется тем, что специалисты “рекрутируются” из других профессий и служб, и их становление как профессионалов осуществляется на основе собственного эмпирического опыта и имплицитных профессиональных представлений.
4. Понятийное поле в западной модели помощи складывалось на основе медицинских, социологических, конфессиональных, юридических и психологических подходов. Психология явилась методологической базой развития знания социальной работы, а техника групповой и терапевтической работы легла в основу ее методики.
Понятийное поле социальной помощи в России складывалось под воздействием иных факторов. Два направления — социальное обеспечение и социальная работа — в России предстают в единстве, включая в себя просвещение, образование, медицину, социальную политику. Оно выступало объединяющей формой, парадигмой, где нашли свое развитие все вышеназванные процессы. Этим и объясняется та разорванность “понятийного сознания”, когда социальную работу идентифицируют с социальной педагогикой, социальным обеспечением, социальной медициной.
5. Отечественная модель помощи развивалась в течение нескольких столетий в тесном контакте с западной моделью помощи. Экстраполяция идей, государственных законов, включенность отечественной науки и демократической общественности в процессы западной цивилизации своеобразным образом отразилось на процессах помощи. Многие идеи и законы, особенно в период Петровских реформ, были декларированы , когда еще не было объективных условий для их реализации. Отсюда западная модель помощи выступала своеобразной “абсолютной идеей”, видение и “осязание” которой позволяло намечать свои перспективы роста и развития. Эти тенденции присутствуют и в современной отечественной модели помощи.

Опубликовано 24.01.2017.

2 Комментарий для “Западная и отечественная теоретические парадигмы социальной работы: сходство и различия”

  1. Ирина

    Какой интересный и полезный сайт! Столько нужной информации нашла! (извиняюсь,что не по теме,просто не знаю где отзыв оставить)))

  2. лана

    спасибо большое за интересную статью!!! Она очень помогла на экзамене по соц.работе!))))

Ответить

Фотогалерея

Войти